gemmolog (cher_chel) wrote,
gemmolog
cher_chel

Морщины медного лобби.

Влад Писанов изумительный заголовок придумал, да и сам текст, взятый с его страницы в фэйсбуке, очень хорош. https://www.facebook.com/vlad.pisanov/posts/1048714168539458
Я добавил к представленому им прогнозу очередного апокалипсиса свой небольшой комментарий:
Все правильно написано. И еще - хотелось бы узнать, до какой степени будут обезвожены эти хвосты. Ни о каком "оборотном водоснабжении" при такой длине пульпопровода уже и речи быть не может. Очень много воды уйдет в Коркино, и будет захоронено вместе с отходами навсегда. То есть, Томинский и Первомайский районы ждет самая настоящая засуха, недостаток водных ресурсов, самая настоящая экологическая катастрофа.
А теперь публикация Влада, если не сможете зайти на его страницу в фэйсбуке:

Упорно продавливаемое создание вблизи Челябинска горно-обогатительного комбината по переработке меди беспокоит людей, думающих о грядущих поколениях. Ведь, кроме непосредственной опасности сегодня, это химическое производство может дать отложенный эффект, который аукнется через 30-50 лет.
Весьма странное заключение, оплаченное из бюджета Челябинской области, предоставили встревоженной общественности учёные Уральского горного института (г. Екатеринбург). Областное правительство просило их определить степень опасности будущего Томинского ГОКа, лоббируемого Русской медной компанией, для города с миллионным населением.
Самые серьёзные опасения у граждан, которые не хуже разбираются в химии, чем добытчики меди, вызвало будущее хвостохранилище, отстойник для отходов процесса обогащения медной руды.
Представьте себе насыпное «корыто», борта которого, наваленные из вскрышных пород, высотою с 25-этажный дом. У челябинцев нет уверенности, что подобное сооружение сумеет вечно выдерживать многотонный натиск сбрасываемой туда пульпы. Пульпа - это перемолотый песок в жидкой среде, состоящей из воды и тех химических соединений, с помощью которых молекулы меди «выбиваются» из руды. Но есть уверенность в том, что, если такую дамбу прорвёт, смертоносное цунами не только сметёт окружающие посёлки, железную и автомобильную дороги, но и превратит единственный питьевой источник Челябинска – Шершнёвское водохранилище – в ядовитое болото. К слову, подобные опасения не безпочвенны. В Верхнеуральском районе области ещё помнят, как прорвало дамбу на Михеевском ГОКе Русской медной компании, затопило пять сёл. Ущерб населению был частично покрыт из областного бюджета, а частично – «прощён».
Так вот, и екатеринбургские учёные, получившие деньги от южноуральских налогоплательщиков, нашли для РМК «соломоново решение». Именно его мы и называем «странным».
Они предложили валить отходы… в Коркинский угольный разрез!
Безусловно, такое решение значительно сэкономило бы медные гроши и, возможно, как-то успокоило бы публику: всё-таки огромная яма – это не наземное «корыто», опасности прорыва бортов нет. Но те, кто по химии имел пятёрку, те, кто в теме, понимают, что такое решение приемлемо лишь для тех, кто не связывает будущее своё и своих внуков с Россией, с Челябинском.
Но, давайте рассмотрим всё по порядку. Пунктов-то всего пять.
Во-первых, разрез не имеет никакого отношения к Русской медной компании, его эксплуатирует другая компания – Челябинская угольная. И разведанных запасов там ещё на 10-15 лет добычи. С чего вдруг свердловчане решили распорядиться чужим имуществом – только им известно, но дело даже не в этом. По идее, пропагандируемой РМК, ЧУК должен будет даже покупать (!) их отходы, дабы рекультивировать «самую большую яму Европы». Есть большие сомнения в том, что кто-то заставит небольшое угольное предприятие подписать подобный договор.
Впрочем, само-то добычное предприятие, действительно, не очень большое – 500 человек, но его, его технологический цикл, обслуживают и другие предприятия, которые без ЧУКа будут вынуждены прекратить своё существование, а это уже порядка 3000 человек. Для Коркинского района цифра значительная. Даже, если Томинский ГОК примет себе на работу 1000 человек, как утверждают медники, проблемы безработицы это не решит. Но, давайте представим, что угольщики отказались-таки от своих рабочих мест, отдали разрез медному лобби. Решит ли это проблему Томинского ГОКа?
Итак, рассмотрим то, что, во-вторых. Для тех, кто ещё не представляет себе масштабов медеизвлекательного производства, скажем, что ГОК этот по площади равен всему Коркинскому району. И решение складирования отходов в Коркинском разрезе не отменяет строительства хвостохранилища, пусть даже меньшего объёма. Ведь медеизвлекательная фабрика не может работать без воды, вот и будет её «подчерпывать» из собственного отстойника. Планируется перерабатывать 28 миллионов тонн руды в год, это вам не кот начихал, тут воды нужно немерено, даже используя её по закрытому циклу.
Но дело даже не в этом. А в том, что леса и поля всё равно придётся пускать под бульдозер. Не спасёт «коркинское решение» природу на тысячах гектаров. Умертвит её. Ведь и медный карьер по масштабам планируется выработать не меньше Коркинского разреза. Получается, что Челябинская область будет стабильно удерживать позорный «ямочный» рекорд. Но и это ещё не вся беда.
В-третьих, всезнающая публика ждёт настоящей беды от взаимодействия медной химии (какой бы степени концентрации она ни была) и горящих угольных пластов. Утверждается, что результатом станет образование… серной кислоты. Причём, соединения эти будут довольно слабыми и станут разноситься по округе тёплыми кислотными дождями. Тот, кто не знает, что это за удивительная вещь, может съездить в Карабаш, поинтересоваться. Тамошний медеплавильный завод Русской медной компании дал местному населению большую практику выживания в сернокислой среде.
В-четвёртых. Внутренний объём Коркинского разреза составляет 1,5 миллиарда кубических метров. РМК планирует сбросить туда 1 миллиард кубометров хвостов. И, кто-то сомневается, что в этом мёртвом кратере найдётся достаточно химических растворов, чтобы проникнуть в подземную гидросистему?
Ежечасно с различных горизонтов из внутренних рек и ручьёв в разрез поступает более 300 кубометров воды. ЧУК её откачивает, чтобы не мешала работать. Но это говорит о наличии мощной разветвлённой системы подземных рек. Причём, уклон водных артерий, это понятно каждому, направлен в сторону Смолино и Синеглазово. Именно эти озёра первыми получат медный «привет». Когда купоросные ручейки дотекут до Челябинска – сказать трудно. Может, 30 лет понадобится, а может - 50. Возможно, к тому времени челябинцы уже привыкнут жить в противогазах и резиновых защитных комбинезонах. Возможно, привкус цветного металла и серной кислоты им даже будет нравиться. Кто знает?
Если же говорить серьёзно, то так дело не пойдёт. Коли учёные соседней области не уподобились ласковому дитю, которое двух мамок сосёт, то они должны вернуться к той работе, которую им заказали челябинцы. И дать медникам и общественности не умозрительные фантазии, а ответственное экспертное заключение: как нужно построить ГОК, чтобы обезопасить людей и природу. Да, это удорожит проект, удорожит его реализацию и, возможно, зачинателям медной добычи придётся снять какие-то деньги со своих кипрских счетов. Но дело-то того стоит. Или - не стоит? Тогда зачем за него браться?
В наше время уже стыдно считать людей дураками и бессловесным быдлом. Стыдно пытаться развивать свой бизнес на халяву. Пора уже перейти к цивилизованным методам хозяйствования. Это – в-пятых. На светлом лике российских компаний не должно быть морщин.

Tags: Писанов, РМК, Русская медная компания. ТоГОК, Томинский ГОК
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment